Скорая помощь на вертолете: московские пилоты и врачи — о своей работе

Скорая помощь на вертолете: московские пилоты и врачи — о своей работе

В начале февраля на территории больницы им. Юдина начала дежурить авиамедицинская помощь. На сегодняшний день уже более 600 человек доставили в больницу на вертолете. «Афиша Daily» поговорила людьми, которые работают в воздушной скорой помощи.

Скорая помощь на вертолете: московские пилоты и врачи — о своей работе

В Центре экстренной медицинской помощи (ЦЭМП) находится 5 вертолетов Московского авиационного центра (МАЦ), которые выделены на авиамедицинские перелеты. Все они серии BK-177 С-2 — один из лучших медицинских вертолетов в мире. Она сертифицирована для полетов над городом и может прибыть на место в любое время суток.

Внутри вертолет оснащен необходимым медицинским оборудованием, которое позволяет не просто транспортировать пострадавшего в медицинское учреждение, но и оказывать помощь. Есть аппарат для вентиляции легких и проведения импульсной терапии: то есть применить дефибриллятор врачи могут в полете. А также все необходимое для поддержания жизнедеятельности больного.

Перед каждым вылетом команда анализирует метеоусловия, оценивает возможности и выбирает маршрут полета, чтобы выполнить задачу максимально безопасно. В 90% случаев бригада вылетает на вызов. Конечно, бывают условия, когда это сделать невозможно, например, во время шквалистого ветра и ледяного дождя.

В 2019 году санитарной авиации в Москве исполнится десять лет. За это время удалось спасти жизни более 5500 человек.

Вячеслав Каленов

Пилот, заместитель командира второй авиационной эскадрильи МАЦ

Скорая помощь на вертолете: московские пилоты и врачи — о своей работе

Пилоты дежурят 2–3 дня в неделю по 12 часов. День заступления на службу начинается с медицинского осмотра. После мы едем на аэродром, анализируем погоду и проводим небольшой брифинг со всем экипажем. Каждый день в течение часа техники готовят вертолет — проверяют работу приборов. Но мы можем вылетать на вызовы только еще раз осмотрев вертолет: ответственность за жизнь врачей и пациента на борту лежит полностью на пилоте.

Все звонки от пострадавших поступают в ЦЭМП. После этого врачи ЦЭМП связываются с коллегами, которые находятся в непосредственной близости к месту происшествия. Если они не могут срочно прибыть туда — вылетаем мы. На словах звучит долго, но норматив вылета — 10 минут. На самом деле мы управляемся за 5–7. По прибытии на место врачи оказывают первую помощь и готовят пострадавшего к транспортировке в медучреждение. Дальше летим в Юдинскую или пятнадцатую (Городская клиническая больница № 15 имени О.М.Филатова. — Прим. ред.) больницу.

Несмотря на то, что в Москве есть множество вертолетных площадок и в медицинских учреждениях, и на территории ТиНАО, почти всегда нам приходится садиться в неприспособленных для этого местах. Например, когда случается происшествие на дорожно-транспортных объектах и стройках. В таких случаях пилот подбирает место приземления с воздуха, благо нас этому обучают. Главное условие — безопасная посадка. Если это невозможно сделать по нормативам рядом с местом вызова, мы выбираем площадку дальше.

Мне приходилось садиться на школьные стадионы и я очень благодарен школьным работникам и учителям: чтобы освободить площадку, они всегда оперативно организовывали детей, и мы могли быстро сесть и оказать помощь пострадавшему.

Полеты над Москвой для большей надежности выполняют два пилота. Вертолет двигается со скоростью больше 200 км/ч, и даже в самую дальнюю точку, вроде ТиНАО, можно долететь в течение 15 минут. И этот «золотой час», в течение которого необходимо оказать первую помощь, может спасти жизнь человека.

МАЦ участвует во многих операциях по спасению людей. Наши вертолеты перевозили пострадавших в Керчи детей из аэропортов в больницы Москвы. Когда человек получает серьезную травму, тратить время на то, чтобы перевезти его на наземном транспорте, просто нельзя.

Скорая помощь на вертолете: московские пилоты и врачи — о своей работе

Сергей Агафонов

Врач Центра экстренной медицинской помощи Департамента здравоохранения города Москвы

Скорая помощь на вертолете: московские пилоты и врачи — о своей работе

Авиамедицинская бригада наглядно демонстрирует правило «золотого часа» — скорость оказания помощи. По московским пробкам скорая помощь, увы, не всегда прибывает на место происшествия вовремя.

Вертолет может вылететь на любые вызовы, но срочность в каждом индивидуальном случае определяем мы. В случае соматических заболеваний — инфарктов и инсультов — решение о том, стоит ли вылетать вертолету, принимает врач. Пациенты с острыми нарушениями мозгового кровообращения также направляются в больницу вертолетом, тем самым мы укладываемся во время, которое необходимо для спасения человека.

Врачей к полетам на авиамедицинской технике готовят на базе Всероссийского центра медицины катастроф «Защита». Мы дежурим 2–3 раза в неделю в течение 24 часов. Есть комнаты отдыха, где можно прилечь, но нам всегда нужно быть в форме и постоянной готовности к вылету.

В вертолете есть все необходимое оборудование для случаев реанимационного и травматологического профиля. По сути, это реанимация в воздухе: происходит постоянный мониторинг жизненно важных показателей в режиме онлайн. А уже по прилету врачи, которым мы передаем пациента, могут оказать дальнейшую помощь.

В нашем центре врачам, чтобы они умели работать везде, постоянно чередуют смены: назначают то на автомобили, то в вертолеты. Но пока что специалистов, которые умеют оказывать авиамедицинскую помощь, в разы меньше, чем на наземном транспорте.

Скорая помощь на вертолете: московские пилоты и врачи — о своей работе

Константин Верещагин

Начальник отдела Полетного информационного обслуживания (ПИО)

Скорая помощь на вертолете: московские пилоты и врачи — о своей работе

Я закончил авиационное училище и до пятидесяти лет летал на истребителях, теперь работаю диспетчером здесь и руковожу полетом вертолетов. При взлете и приземлении сообщаю пилотам об условиях посадки: о ветре, давлении и температуре воздуха. Когда вертолет выходит из моего поля зрения, им руководит Московский зональный центр.

Мой рабочий день длится 12 часов. По графику нам выделено 2 часа отдыха, но на это время нас никто не сменяет, так что это сугубо теоретические цифры — всегда нужно быть готовым к работе. Самая хорошая погода для полетов — сегодня. Солнце, чистое небо и почти нет ветра. У пилотов это называется «мульон на мульон», то есть видимость миллион на миллион. Или ПМУ — простые метеорологические условия. А есть СМУ, то есть сложные метеоусловия, — это облачность и плохая видимость.

В день бывает до 6 вылетов. Раньше диспетчер мог разрешить или не разрешить полет. Теперь за все отвечают сами пилоты и врачи, а я только информирую командира экипажа об условиях полета. Кстати, это мой последний месяц здесь: выхожу на пенсию.

Скорая помощь на вертолете: московские пилоты и врачи — о своей работе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте ранее:
«В хаус-рэпе никаких странных звуков я не услышал»: интервью с SP4K

Фотография: Николь Давыдова Петербургский музыкант Алексей SP4K Сущик предугадал истерию по хаус-рэпу в ремиксе на «OCB Smoking Raw»

Новозеландский стрелок вел прямой стрим во время расстрела в мечетях

фото: twitter.com В сети появилась видеозапись расстрела в мечетях Новой Зеландии, которую убийца записал на

Закрыть
Яндекс.Метрика