Огурец как шанс для России: о чем фермер Борис Акимов просил Путина?

Огурец как шанс для России: о чем фермер Борис Акимов просил Путина?

Огурец как шанс для России: о чем фермер Борис Акимов просил Путина?

Фотография: Алексей Киселев

Борис Акимов, создатель Lavkalavka и ныне сам фермер, на прямой линии с Путиным попросил запустить в России программу по созданию продуктов территориального происхождения. Президент неожиданно согласился и передал поручение Министерству сельского хозяйства. По просьбе «Афиши Daily» Борис рассказал, что он имел в виду и зачем это все надо.

В фильме «Тупой и еще тупее» есть такой мой любимый момент, когда герой пытается познакомиться с девушкой — и та его отшивает постоянно. «У меня есть шанс?» — «Нет!» — «У меня есть шанс?» — «Нет! — «У меня есть шанс?» — «Нет! — «Ну хотя бы один из миллиона?» — «Один из миллиона есть». — «Да!!! У меня есть шанс!»

Вот этот герой, который я уже не помню, кто — тупой или еще тупее, — это я. И герой этот неожиданно попал к Путину на прямую линию, мало того — стал одним из человек восьми, которым дали возможность поговорить с президентом (из тех 150, которые в зале сидели).

Мы в Lavkalavka еще несколько лет назад придумали такую программу — «Овощной ренессанс». Я тогда впервые узнал о муромских огурцах, даниловском луке и прочих редких овощах, свойственных небольшим территориям. С животными тоже оказалось интересно. Городу Павлово (моногород ныне в Нижегородской области) была свойственна особенная порода кур, а Романову — овцы. И так далее.

Сильно позже мы запустили инструмент по созданию продуктов территориального происхождения. В Усть-Лабинском районе Краснодарского края появился подовой хлеб с полбой, а в Переславском районе Ярославской области — сыровяленый окорок.

Из всех этих исследований и экспериментов родилась стратегия региональных продуктов: за каждой территорией — свои традиции, свои вкусы, свои современные возможности. И меня в этом больше всего занимает даже не гастрономическая сторона дела. Такая еда — это реальный инструмент для развития территорий, возможность для малого бизнеса и фермеров двигаться вперед.

Я закрываю глаза и вижу городок Данилов. Таким, каким он был бы, например, во Франции. Городок — родина старинного сорта лука. Луковые поля, луковые фермеры, луковый суп, луковые рестораны, луковые гостиницы, особо отмеченный местный лук на прилавках супермаркетов, луковое все.

Но городок Данилов не во Франции. И еще повезет, если найдешь там лук репчатый даниловский просто в сыром виде. Никакой луковой локальной экономики там нет. А может быть!

Если еще помечтать — то это была бы настоящая социально-гастрономическая мирная революция. И дело не только, собственно, в сельском хозяйстве и гастрономии. За каждым муромским огурцом (один из самых старинных сортов огурцов в России, известный со Средних веков), за русской спаржей из Поречья-Рыбного (да, была и такая в знаменитом ростовском селе), за холмогорскими гусями (старейшая порода гусей в России) — шанс для территории измениться до неузнаваемости.

Вот смотрите. Сейчас рынок принадлежит агрохолдингам. 90 процентов государственной поддержки получают 10 процентов самых крупных компаний страны. Центры прибыли этих компаний находятся вне территории работы — в лучшем случае в Москве, а чаще в оффшорах. Крупный бизнес, возможно, и кормит страну курятиной, мясом и зерном — но что в это время происходит там, где они работают? Монополизация земли и производства, гибель биоразнообразия и — самое главное — деградация территорий в социальном смысле. Ведь зачем нужны сотни и тысячи деятельных людей в деревнях, если можно поставить одну фабрику и нанять туда приезжих рабочих? Фабрика, мегаферма появляется — и через пару лет тут в социальном смысле выжженная земля. Воевать с этим можно, но практически бесполезно. Нужен конструктивный выход из ситуации — он должен дать малому бизнесу и фермерам возможность в параллельном агрохолдингам режиме развиваться и тем самым развивать территории.

Я вижу в продуктах территориального происхождения именно такую эффективную параллельную реальность. Это то магическое вещество, которое превращает социальный капитал территории в экономический механизм ее развития. Мы все привыкли уже к западным продуктам вроде пармской ветчины, которая только на территории Пармы может появиться. Ну про вино я не говорю: вино с контролем географического происхождения — это общее место. Вот это и надо переносить в Россию. Работает это так:

1 — маркетинг

Покупатель узнает, что есть такой удивительный и прекрасный даниловский лук. Он особенно вкусен, он особенно выглядит, он имеет свою историю, он может быть выращен только на территории Даниловского района. И поэтому он имеет свою добавочную стоимость.

2 — производство

Небольшие фермеры и хозяйства района начинают выращивать этот лук, понимая, что есть спрос на их особенный территориальный продукт и что по соседству и из Белоруссии такого лука не будет. А значит, цена этого лука чуть выше среднего — и есть смысл этим заниматься, и никто не отнимет завтра у вас эту возможность.

3 — сбыт

Через региональные кооперативные хабы даниловский лук отправляется в торговые сети, которые понимают, что если с пунктом 1 и логистикой все ок и потребитель готов несколько дополнительных рублей за лук отдать — то и торговать им интереснее. И — бинго! — город Данилов — луковая столица страны (см. выше мой сон).

Таким образом образуется продукт — социально-экономический драйвер территории. И продукт этот дает возможность малым фермерам чувствовать себя гораздо увереннее даже в нынешних условиях поддержки государством агрохолдингов и монополизации рынка.

Таких городков, как Данилов, — сотни. Так что пусть один шанс на миллион. Надо пробовать.

Владимир Путин ответил: «Что касается поддержки местных брендов, здесь вы абсолютно правы, надо подумать над этим. Попрошу министра сельского хозяйства Дмитрия Николаевича Патрушева сделать предложения».

«Да!!! У меня есть шанс!»

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте ранее:
Названа причина поломки аттракциона «Колобок», где пострадали дети

Наталья Селиверстова/РИА «Новости» Предварительной причиной поломки аттракциона «Колобок» в парке Сокольники , где пострадали трое

Названы виновные в поломке аттракциона «Колобок», где пострадали дети

Наталья Селиверстова/РИА «Новости» В пресс-службе парка Сокольники прокомментировали инцидент с поломкой аттракциона «Колобок», где пострадали

Закрыть
Яндекс.Метрика