Пятый пункт: смена национальности в документах обернулась для русского судом

Александр Лавренов попытался стать немцем, но получил отказ Фемиды

Александр Лавренов, житель подмосковной Коломны, решил изменить свою национальность в официальном документе — с русского на немца. В итоге ему пришлось идти в суд. И там получил отказ. Мы выяснили детали небанальной истории.

Пятый пункт: смена национальности в документах обернулась для русского судом

Фото: архив автора.

Графа о национальности исчезла из российских паспортов в начале 90-х. Но в некоторых документах — например в свидетельстве о рождении и о заключении брака — этот пункт по-прежнему присутствует. Заполняется он по желанию и со слов обладателя.

Однако изменить национальность, если она уже проставлена в документах, довольно сложно. Именно это пытается сделать житель подмосковной Коломны Александр Лавренов.

Некоторое время назад он узнал, что имеет немецкие корни — старшее поколение долго скрывало этот факт, спасаясь от репрессий.

Лавренов решил исправить свою национальность в свидетельстве о браке — но в ЗАГСе получил отказ, так как не смог предоставить бумажных доказательств. Тогда мужчина обратился в суд. Но и Фемида отказала ему в этом праве по тем же причинам.

Конституция позволяет человеку считать себя тем, кем он сам пожелает. Об этом прямо говорится в статье 26: «Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность». При этом порядок определения национальной принадлежности действующим законом не установлен. Так что хочешь называть себя, допустим, французом — на здоровье. Юридического значения этот статус все равно не имеет.

55-летний житель Коломны Александр Лавренов всю жизнь жил в убеждении, что он русский. Пока в 2005 году его бабушка перед смертью не призналась: «Бабушка твоего отца — немка. Мы всю жизнь это скрывали, потому что боялись репрессий». Чуть позже эти слова подтвердил брат Александра. Мужчина стал искать информацию о предках.

— Многие немцы в 30-е годы, если хорошо говорили по-русски, подделывали документы и выдавали себя за русских, потому что был геноцид, — рассказывает Александр. — В те времена НКВД вел на них охоту, были расстрелы, поэтому немцам приходилось прятаться под русскими фамилиями.

Именно это произошло в семье Лавренова — прабабушка-немка в 30-е годы выправила новые документы, и вопрос национальности в семье больше не поднимался. Следующие поколения и не подозревали о принадлежности к немецкой нации. Меж тем Александр считает, что с детства чувствовал, что отличается от русских сверстников.

— Я очень аккуратен, любое дело довожу до конца, что не характерно для лиц русской национальности, — говорит мужчина. — У меня менталитет и характер другие: пока не добьюсь своего, не остановлюсь.

Я постоянно твержу своим русским друзьям: надо работать, делать для себя и других хорошо! Мне отвечают: «И так сойдет!». Но так не сойдет! Вот парадокс — живу в России, но не чувствую себя русским, чувствую, будто я в гостях. Я как белая ворона.

Когда он узнал о немецких корнях, многие из его особенностей стали объяснимы. К тому времени Александр был уже женат — он зарегистрировал брак в 2002 году. В свидетельстве было прописано, что его национальность — русский.

Пятый пункт: смена национальности в документах обернулась для русского судом

Фото: архив автора.

После признания бабушки Лавренов много думал и переживал. А потом решил, что должен во что бы то ни стало зафиксировать новоприобретенную национальность документально. Поэтому он направил в ЗАГС Коломны заявление о внесении изменений в актовую запись о заключении брака. Он требовал исправить графу «национальность» — вместо «русский» написать «немец».

Из ЗАГСа Лавренову пришел ответ, что для изменения этого пункта ему следует обратиться в суд. К слову, если бы мужчина попросил записать его немцем перед церемонией бракосочетания, то ему поверили бы на слово. Но тогда особые семейные обстоятельства были ему неизвестны.

Александр решил судиться. Он требовал признать незаконным отказ ЗАГСа и обязать орган внести нужные ему исправления. Однако, по его словам, в Коломенском городском суде несколько месяцев отказывались принимать его заявление.

— Мне говорили: а если все захотят стать немцами или кем-нибудь еще? — вспоминает истец. — Но ведь высший закон России — Конституция — дает мне такое право! В ней сказано: хочешь быть немцем — будь им.

В итоге заявление от Лавренова приняли. В иске мужчина описал все, что ему удалось узнать о своем происхождении. Он обращался по месту работы и учебы прабабушки и прадедушки, писал в архивы, однако документального подтверждения о немецких корнях ему нигде предоставить не смогли.

Это объяснимо в первую очередь тем, что сами предки сделали все, чтобы скрыть это ради сохранения семьи. Александр достал свидетельство о рождении дедушки — в него вписаны данные о его родителях, но их национальность не указана. Кроме того, он нашел фотографию прабабушки и прадедушки с сыном и представил ее суду.

Также Александр рассказал, что регулярно вращается в немецком обществе, смотрит немецкие фильмы, отмечает немецкие праздники. Правда, языком не владеет.

В суде его поддержал брат, который подтвердил сказанное, и жена Светлана. Супруга пояснила, что в быту ее муж совсем другой человек: если что-то делает, то делает все скрупулезно, аккуратно, и ее заставляет вести себя так же. Светлана подтвердила: если супруг чувствует себя немцем, она совершенно не против.

Однако судья посчитал, что этих оснований недостаточно для того, чтобы удовлетворить иск. «Перечисленные пояснения указывают только на стремление истца быть немцем по национальности и ничего не доказывают. Представленная фотография никоим образом не указывает на то, что на ней изображены родственники истца, и на то, что они являются немцами по национальности», — заключил суд.

Александр был возмущен.

— Я спросил судью: «Вам что, будет плохо, если вы меня признаете немцем? Какая вам разница?». В ответ услышал: «Нужно не говорить, а доказывать». А как я это докажу? Даже если я свою бабушку из гроба подниму и приведу, она не сможет доказать, что она немка. Документы все уничтожены.

Лавренов обжаловал решение, но на апелляции у него тоже не получилось добиться своего. Областной суд оставил предыдущее решение в силе.

— Заседание по моему делу длилось ровно 2 минуты. Мне приводят тот аргумент, что я не сразу после признания бабушки пошел менять документы. Но ведь сознание не переворачивается за пять минут — до этого меня 50 лет учили политике интернационала, я жил как русский. И вот я созрел для того, чтобы восстановить свои исторические корни, а меня везде посылают. Время идет, я старею и могу просто не дождаться, пока справедливость восторжествует.

По словам Александра, новая национальность в свидетельстве о браке нужна ему и для практических целей — он планирует уехать в Германию. Наличие такого документа, как считает Лавренов, упростило бы задачу, потому что иных бумаг с «пятым пунктом» у него нет.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика