Полька о главной национальной черте и бюрократии в России

Полька о главной национальной черте и бюрократии в России

«Афиша Daily» любит говорить с живущими в Москве иностранцами об их любимых местах, местных жителях и культурном шоке. В этом выпуске — полька Паула, которая, выбирая, где ей жить — в Польше, Великобритании, США или России, выбрала последнее.

Полька о главной национальной черте и бюрократии в России

О переезде в Москву

Мы с моим мужем Генри переехали в Москву в 2016 году. Он родился на маленьком острове Мэн в Великобритании, а я — в Польше. Генри работает корреспондентом Financial Times, поэтому нам приходится переезжать в разные страны и привыкать к новым местам.

У нас удивительная история знакомства. Так вышло, что в старшей школе мы оба учились в Atlantic College в Уэльсе, но не вместе: Генри старше меня почти на три года. После учебы в Англии я поехала получать высшее образование в США. Генри тогда работал журналистом в Индии. В какой‑то момент я решила вернуться домой в Польшу, где работала арт-менеджером в центре Кшиштофа Пендерецкого. А Генри неожиданно отправили в Варшаву.

В какой‑то момент выпускники нашего колледжа создали что‑то вроде внутреннего LinkedIn. Это онлайн-база данных всех учащихся, через которую можно было связаться друг с другом. Это было интересно, но я не могла ни с кем встретиться, потому что работала в Польше. Но Генри меня заметил, и мы начали переписываться. В итоге мы решили увидеться в Варшаве.

Полька о главной национальной черте и бюрократии в России

Генри и Паула в своей квартире в Москве

Через некоторое время я решила, что хочу продолжить учить русский язык, поступить на курсы в ГИТИС и на какое‑то время переехать в Москву. В это же время Генри узнал, что его тоже по работе отправляют в Россию на четыре года. Совпали даже даты переезда — 1 февраля. Все это время мы общались, периодически встречались в Польше, в феврале переехали и быстро начали жить вместе. Я начала учить русский еще в университете в Нью-Йорке и приезжала в Россию по обмену, поэтому при переезде понимала, чего ожидать от этой страны.

Я успела пожить в Польше, Великобритании и США, но решила остановиться на России, потому что мне всегда было хорошо в Москве. Когда мы переехали, у меня уже были друзья со студенческих лет — это помогло освоиться. Сейчас я работаю в фонде V-A-C.

О главной черте русских

Полька о главной национальной черте и бюрократии в России

В каждом русском человеке подсознательно заложена способность к выживанию. Это есть и у поляков, но не в такой степени. Плюс доверие русского трудно заслужить, но когда получается — человек становится твоей семьей. Это именно то, чего нет у многих других национальностей, по крайней мере, по моему опыту общения.

Поначалу может показаться, что русский — это человек, который никогда не улыбается. Но стоит немного постараться, и человек откроется тебе: пригласит в свой дом, будет делиться с тобой чем угодно — это прекрасная национальная черта. Не все это понимают, но усилия, которые ты прикладываешь, чтобы завоевать доверие, определенно того стоят.

Об опасности в Москве

Полька о главной национальной черте и бюрократии в России

Наши друзья из Англии и США часто спрашивают, опасно ли на улицах. Мы смеемся и пытаемся объяснить, что жизнь в Москве абсолютно безопасна. Я могу вспомнить только один случай, который произошел со мной в 2012 году. Суперпьяный мужик начал угрожать мне и моим друзьям из‑за того, что мы говорили на английском. Но сразу подошел другой мужчина, который послал его не менее колоритно, и я поблагодарила его на русском. Даже во время моего студенчества, когда я преподавала английский по разным уголкам Москвы в спальных районах, я чувствовала себя в безопасности.

Единственный раз, когда у меня случился культурный шок, — день, когда моя рабочая виза в театре закончилась и мне пришлось оформлять новую. В московском визовом центре я столкнулась с жестокой реальностью бюрократии и чиновников. Мне было сложно что‑то понять, и я еле-еле нашла отделение по вопросам миграции, хотя хорошо говорю по-русски. Сложилось ощущение, что все люди там настроены на то, чтобы решить свои личные проблемы и совершенно не готовы помогать друг другу.

«Почти как наша»

Полька о главной национальной черте и бюрократии в России

Москва — большой город, в котором постоянно что‑то происходит и меняется. Я работаю в культурной сфере и люблю посещать московские театры, выставки и музыкальные постановки. Конечно, все это есть и в Нью-Йорке, но здесь я чувствую себя как дома. Мне нравится Третьяковка, хотя с точки зрения расположения выставок все спроектировано ужасно. Очень люблю МАММ. Мы с мужем часто бываем в баре «Вода», в ресторане «Чито-Ра», Центральном универмаге — он рядом с нашим домом, на рынке «Шук», который на «Новослободской», и в «Доме культур».

Мы до сих пор чувствуем себя иностранцами в России. Русские не дадут забыть, что ты не отсюда. Россия — гордая страна. К сожалению, проблема иммиграции здесь пока не решена. Я хорошо говорю по-русски, и самый теплый комплимент, который я получаю от местных, это «Вы либо давно живете за границей и забываете язык, либо у вас русские корни» — и когда я отвечаю, что приехала из Польши, и они говорят: «А! Почти как наша».

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте ранее:
Поезд протаранил автомобиль с водителем в США

Поезд на железнодорожном переезде столкнулся с автомобилем в Орландо. Об этом сообщает местная полиция в...

Глава «новой церкви» Украины назвал «гением» Бандеру

Глава «новой церкви» Украины Епифаний Думенко назвал Степана Бандеру «гением украинского национального духа». Об этом...

Закрыть
Яндекс.Метрика