Израиль в огне: что произошло на Ближнем Востоке

ООН пора признать базовым право на мирное небо

Не только москвичи, но и россияне — практически все и везде — к огромному счастью, уже давно не знали войн. Проблем в стране было и есть достаточно, но не раз и не два я сталкивался с тем, что когда при очном общении или в переписке желал своим российским собеседникам «мирного неба над головой», понимали меня с немалым трудом. Что-что, а вот мирное небо над головой — не выигрыш в лотерею, оно гарантировано, так чего его желать?!

Израиль в огне: что произошло на Ближнем Востоке

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Не исключено, что это главное, что отличает меня — человека, вот уже почти тридцать лет живущего в Израиле, — от жителей Москвы, города, где я родился и вырос. Цены на любые товары и услуги могут вырасти и здесь, и там; любой из нас может потерять работу и не суметь выплачивать взятые в надежде на лучшее кредиты; все мы, где бы ни жили, можем проснуться и, остолбенев, узнать, что там, где был парк, власти решили построить новую автомагистраль и торгово-развлекательные центры с парой-тройкой небоскребов возле них. Но есть то, что москвичам и россиянам в целом гарантировано, — мир. Ни одному здравомыслящему человеку не может привидеться ситуация, при которой на Ростов-на-Дону или Смоленск падают ракеты, что жителям этих городов дается лишь несколько десятков секунд для того, чтобы успеть добежать до бомбоубежища, а Служба тыла отменяет занятия в школах Санкт-Петербурга из опасения, что эти учебные заведения также станут мишенями для ракетных атак.

Ровно это, однако, пережили израильтяне 12–14 ноября. Я совершенно не помню, как прошел прошлый понедельник, 11 ноября: день как день, ничего особенного. В стране настолько ничего не происходило, что на портале «Новости Израиля» верхним стоял совершенно обыденный пресс-релиз Центрального статистического бюро о темпах урбанизации в стране, а под ним — мало кому в Израиле интересный репортаж о том, что в Стамбуле был убит бывший офицер британской разведки. Сам я готовился к лекции «Шедевры живописи художников — уроженцев России в израильских музейных собраниях», которая была назначена на 12 ноября и должна была пройти в Российском культурном центре в Тель-Авиве. Спать я пошел столь же спокойно, как советские люди 21 июня 1941.

А дальше… В пять утра, пока почти все мы спали, в результате точечного удара по дому на восточной окраине города Газа был ликвидирован командир боевиков «Исламского джихада» (организация, признанная террористической и запрещенная в РФ), лично виновный в подготовке многочисленных ракетно-минометных обстрелов и террористических актов, Бахаа Абу аль-Ата. Спустя буквально час из Газы в сторону Сдерота и других израильских приграничных населенных пунктов были выпущены десятки ракет. Не прошло и двух часов, как боевики обстреливали Ашкелон, Ашдод и другие города на юге Израиля. Почти четверть миллиона жителей Ашдода и почти сто пятьдесят тысяч жителей Ашкелона проснулись по весьма своеобразному будильнику — от сирен Службы тыла, требовавших от них бежать из постелей не в ванную, а в бомбоубежища. В восемь утра сирена, предупреждавшая о ракетном обстреле, сработала и в Тель-Авиве, над пригородами которого были сбиты две ракеты, также выпущенные исламистами из сектора Газы.

Служба тыла приняла решение, подобное которому не принималось с начала 1991 года, когда на Израиль обрушилось более сорока ракет, направленных с целью разрушения и устрашения режимом Саддама Хусейна: отменить занятия во всех школах Тель-Авива и его городов-спутников. Во вторник, 12 ноября, остались закрытыми двери многих учреждений и предприятий. Тель-Авив — несомненно, финансовый центр Израиля, но в городе не работало подавляющее большинство банков и страховых компаний. Неожиданно все мы оказались в стране, находящейся в состоянии войны: каждые несколько минут сообщалось о новых ракетных обстрелах тех или иных израильских городов: под обстрелами оказались Сдерот и Кирьят-Малахи, Явне и Ришон-ле-Цион… Во вторник и в среду сирены воздушной тревоги слышали более двух миллионов израильтян, все планы которых были нарушены — и никто не мог сказать, как и когда все это кончится. Подобные события в ноябре 2012 года продлились неделю, но летом 2014 года — пусть и с перерывами, но больше месяца!…

Я сам оказался в очень противоречивой ситуации. В Тель-Авиве в этот день были закрыты школы, отменены спектакли и концерты, и казалось естественным отменить и мою лекцию. Но не стал бы такой поступок недопустимой уступкой террору? Может ли и должен ли мужественный Израиль, выдержавший за свою короткую историю семь войн, жить так, как этого хотят боевики? Должна ли Россия, великая страна, победившая во Второй мировой войне и на наших глазах только что сокрушившая ИГИЛ (организация, признанная террористической и запрещенная в России) в Сирии, закрыть свой культурный центр в Тель-Авиве из страха перед ракетами исламистов? Не является ли такая цена за чувство безопасности чрезмерной, угрожающей самой нашей цивилизации и ее будущему?

На своей лекции я планировал говорить о великих художниках, родившихся в Российской империи, имена которых известны сегодня во всем мире, чьи полотна можно увидеть и в израильских музейных собраниях: об Исааке Левитане и Леониде Пастернаке, Наталии Гончаровой и Хаиме Сутине… Можно ли отказаться от этого бесценного наследия даже под страхом ракет? Не является ли это искусство как раз тем, что демонстрирует превосходство нашей цивилизации и нашей культуры над варварством сеющих лишь смерть и разрушение джихадистов?

Но ведь была и другая сторона — и тут я вновь прошу читателей-москвичей, да и россиян в целом задуматься о том, перед какими дилеммами им, к счастью, никогда не приходится стоять. Уютный зал Российского культурного центра, где мне предстояло выступать, находится на третьем этаже, тогда как бомбоубежище — в самом низу. Если бы прозвучал сигнал воздушной тревоги, хуже того — если бы ракета исламистов попала в здание, где этот Центр находится, большинство слушателей совершенно точно не успели бы добежать до безопасного пространства. Как бы я, как докладчик, чувствовал себя, если бы в ходе моей лекции пострадали невинные люди?.. Я очень благодарен директору РКЦ Денису Пархомчуку и всем сотрудникам Центра за то, что они поддержали меня в убежденности, что мы не можем и не должны подчиняться диктату исламистских боевиков, что они согласились провести все намеченное согласно расписанию. Людей, увы, в тот вечер было раза в два меньше, чем обычно, но я никого не могу обвинять в том, что наша решимость не стала для них примером; риски каждый оценивает и берет сам. Я пишу от первого лица, и так могли бы написать сотни и тысячи людей, принимавших решение — жить ли им полноценную жизнь или затаиться в своих домах и квартирах, пока армейское командование не известит о прекращении этого раунда противостояния. И такие решения приходится принимать каждые несколько лет: ракеты сотнями и тысячами падали на Израиль и летом 2006-го, и почти весь 2008-й, и январь 2009-го, и в ноябре 2012-го, и летом 2014-го, а уж разовые ракетно-минометные обстрелы — как это ни дико — стали восприниматься как дело почти «житейское». Я не знаю, был ли хоть один россиянин, кто бы в четверг, 14 ноября, выезжая, чтобы провести плановые лекции в том или ином университете или колледже, проверял, не падают ли вокруг ракеты и не отменены ли поэтому занятия. Мне, однако, пришлось поступить именно так, ибо в районе городов Ришон-ле-Цион и Явне, куда я направлялся на очередной рабочий день, неоднократно были слышны сигналы воздушной тревоги, а система противоракетной обороны «Железный купол» сбивала ракеты в воздухе на глазах мирных граждан.

Израиль в огне: что произошло на Ближнем Востоке

После того как на территории Израиля упали (или были сбиты в воздухе) 450 ракет, этот раунд, кажется, в четверг закончился — я пишу «кажется», ибо в ночь с пятницы на субботу боевики «развлеклись» ракетным обстрелом израильского города Беэр-Шева, население которого превышает двести тысяч человек. Никто не знает, не возобновятся ли обстрелы, а вместе с ними и антитеррористическая операция израильской армии (имевшая, к сожалению, и свои издержки, которые нет смысла замалчивать) сегодня? Завтра? В любой из ближайших дней? В последние десятилетия в мире много говорят о правах человека, и очень хорошо, что так, но, к сожалению, среди этих прав практически никогда не называется едва ли не самое базовое, основное, решающее — право на мирное небо. Это право жизненно необходимо людям в Израиле и людям в Донбассе, оно необходимо всем, всегда и везде. Никакие права на национальное самоопределение или территориальную целостность и близко не важны так, как это право — право на мирное небо. Право знать, что ты можешь пойти на работу, а твои дети — в школу, и что все вы вернетесь домой без риска погибнуть от ракетных, артиллерийских или минометных обстрелов — это то самое базовое, без чего никакие другие права не могут быть реализованы. Убежден, что на самом высшем уровне в Организации Объединенных Наций международным сообществом должна быть выработана и согласована единая позиция, согласно которой ракетно-минометные обстрелы мирных городов никогда и ничем не могут быть оправданы. Израильтяне — как и все люди на земле — должны иметь неотъемлемое право на мир, а боевики, на это право покушающиеся, должны быть объявлены вне закона. Всеми. Везде. Навсегда.

Материалы по теме:

«Собачкенсов явно притесняют»: как прошла «Песи пати» в «Яме»
Гав-гав и никаких хрю-хрю! Это мы сходили на «Песи пати» — первую костюмированную собачью вечеринку «Яме» на Хохловской площади. Посмотрели на дефиле, пообщались с умопомрачительным ведущим и обсудили с хозяевами все прелести собачьего отцовства и материнства. Подробности ищите в нашем видеорепортаже....
Минтруд предложил увеличить штрафы за ущемление прав людей с инвалидностью
В частности, за отказ работодателя в приеме на работу человека с инвалидностью суммы штрафов на должностных лиц предлагается увеличить с 5-10 тыс. рублей до 10-20 тыс. рублейОписание© Сергей Савостьянов/ТАСС Минтруд России предложил увеличить размеры штрафов за несоблюдение прав людей с инвалидностью при ...
Уволено все Управление экономической безопасности МВД Петербурга
В ведомстве идет реорганизация...
Как Сталин посоветовал Громыко ходить в американскую церковь. К юбилею дипломата
МнениеГРОМЫКО Алексей член-корреспондент РАН, директор Института Европы РАН, председатель Ассоциации внешнеполитических исследований им. А.А. ГромыкоАлексей Громыко вспоминает, каким человеком был его дед, знаменитый советский дипломат18 июля этого года исполняется 110 лет со дня рождения моего деда, Андрея Андреевича Громыко. В историю XX века он вошел как выдающийся ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте ранее:
Трампа и зрелищ: как демократы проваливают импичмент

Слушания в конгрессе абсолютно не оправдывают ожиданий Традиционно процесс импичмента президента вызывает огромное оживление в...

Если налоговому инспектору не понравился ваш поставщик

ГлавнаяСтатьиНалогиЕсли налоговому инспектору не понравился ваш поставщиксегодня в 12:00 Если ваши расходы были сняты, и...

Закрыть
Яндекс.Метрика